Социальный контекст

Социальным контекстом этих процессов было начавшееся с середины XIX в. в России вытеснение традиционных институтов социализации и, в частности, родительской семьи современными институтами, когда «на смену традиционному фамилизму все явственнее приходило внесемейное влияние. Единый прежде семейный авторитет стал подвергаться расщеплению и распадаться на ряд противоречивших друг другу авторитетов впессмейных социализирующих институтов», одним из которых становилась группа сверстников. Характерно, что и в сектантских утопических экспериментах семья выступала как конкурент общины и «отрицание традиционных семейно-брачных отношений нередко перехлестывало за пределы самих новых представлений о взаимоотношениях возрастных и половых групп, тем более что представления эти не отличались определенностью».*’ Конкуренция общинных и семейных форм позднее будет актуальна и в большевистских экспериментах с совместным образом жизни.

Российское коммунитарное движение зародилось в последней четверти XIX в. как движение народническое. Идеал участников этого движения в последней четверти XIX в. чаще всего отливался в форму земледельческой общины. В 70-е годы общинные поселения становятся частью народнического движения и чаще всего рассматриваются иссле-дователями как всего лишь тактика «оседлой пропаганды». Однако в кооперативных артелях, швейных мастерских, общежитиях, коммунах и сельскохозяйственных поселениях народников 70-х годов можно разглядеть отчетливые коммунитарные мотивы, идеологически связанные с теориями европейских социалистов-утопистов и российского общественного деятеля А. Н. Энгельгардта.