Письма селькоров

Изначально письма селькоров оказались важнейшим каналом обратной связи, источником инфор-мации о реальном состоянии дел, и им неизменно уделялось значительное место в публикациях. Именно они позволяют более осмысленно прочитывать пропагандистские материалы о коммунах, они же демонстрируют искренность одних и изворотливость других. Однако к началу 1930-х контакт с реальностью постепенно утрачивается, и публикуемые письма окончательно встраиваются в ряд церемониальных высказываний журналистов и редакторов.

Пока коммуны как форма хозяйства и, шире, жизни поощрялись советской властью, они могли быть чем-то большим, чем просто способ более или менее благополучно просуществовать некоторое время в новых условиях, прикрываясь актуальной вывеской и получая за это доступ к ресурсам, необходимым для выживания. Форма могла наполняться разным содержанием, коммунары экспериментировали, пробуя различные варианты коллективного жизнеустройства. Идея «образцовых коммун» как средства пропаганды передового опыта переустройства жизни в деревне оставалась актуальной до самого их заката, пришедшегося на времена форсированной коллективизации. «Образцовым» хозяйствам была предписана роль своеобразных ферментов, с которой они едва ли могли справиться в тех условиях. Слишком резок был контраст между образцовой жизнью и окружающей реальностью, причем этот контраст был сознательно преувеличен в пропаганде. Поэтому таким островкам будущего оставалось либо обнести себя каменными степами с часовыми на входе, либо раствориться в окружающей действительности и слиться с нею. Происходило и то, и другое, пока наконец победа колхозного строя не выветрила из слова «коммуна» смысл, который мог вкладываться в это понятие в первые послереволюционные годы: коммуны стали обычными колхозами.

скачать видео